knigi_hermesa.jpg

МИТЭВМА ШЕР-АНДЕРА

ПУТЬ

 

ЭНОН I

Он восходит и нисходит, падая вдаль. Он — белый огонь, возгорающийся в воздухе, над землёй. Смотри на его полёт, Ананда; смотри, и узри в нём своё «Я». О, ты увидишь его, Факел Ночи. Лети к нему, расправив крыла, что на спине у тебя, и те, что на темени, и те, что на ногах. Белый огонь, пылающий в толще вод, не угаснет. Идти за ним — вот путь белого металла, доступный немногим. Ты избран, Ананда, — и ты белым клинком вспарываешь ночь. Белый огонь — заря избранных, жемчуг. Из полотнища, что несёшь на левой руке, возьми нить, которая выйдет первой. Да будет связан сон души с сознанием тела. И тот, кто восходит и нисходит в тишине, будет связан с тобою: яркий свет над твоей головой — часть его лица, сокрытого в свете. Да будет лапа Дракона отделена, чтобы вознести символ к небу. Пожри смрад, Ананда, чтобы вкусить свет. Из первого символа не выйдет алый ветер; второй станет сиять; третий придёт к восходящему, чтобы низойти вместе с ним. Кто не желает видеть даль, тот пусть повернётся к ней спиною. Обращаясь в жёлтом кольце Вечности, он восходит — миг, он нисходит — миг, он живёт — миг, он умирает вечно: его познание есть путь по кольцу. Кто может встать на пути белого огня? Плыви по его течению, Факел Ночи. Прыжок Небесного Гепарда есть путь через пропасть. Крылатый зверь в небе не опередит птицу, но на земле — властелин. Он впряжётся в твою колесницу, Ананда, пожрав твоих коней и растерзав медлящих. В жемчуге шкура Небесного Гепарда, жёлтое пламя — его зев. Битва с Драконом — его жизнь; битва, которая никогда не кончается. Сними с него упряжь, Ананда, чтобы встать с ним рядом. Так говорит свиток: Небесный Гепард — в вечном прыжке; логово его — обитель белого огня. Ты погружаешься в воду и выходишь из неё, Факел Ночи, — и ты всегда сух. Извергни из зева чистый поток, чтобы оросить пустыню. Пожертвуй плотью, Ананда: пусть пожрёт её Дракон. Смрад — к смраду; гора столкнется с горой, чтобы рассыпаться в прах. О Ананда! Оправь огонь своего духа в белый металл, опали его в белом огне, и укрась вечным камнем. Твой шлем — свод света; твой щит — стена света; твой меч — луч света; твои стрелы — блики света в небесах; твоя битва — наступление рассвета в стране гор. Небесный Гепард — рядом с тобою; шкура его горит жемчугом, прыжок его — твой шаг через пропасть. Ты идёшь к пути восходящего и нисходящего в тишине, чтобы вступить на сей путь. Ты воспаряешь, Факел Ночи: крыла бьют ветер. Иди к тому, кто падает вдаль. Он — ожидающий и ведущий, и Небесный Гепард ляжет у его ног. Он — белый огонь, возрождающий свет в тёмной Пустоте. Он возвращает сознание на путь, идущий над небом. Он — вихрь в камне: он замыкает в тебе круг сил. Иди в обитель белого огня; иди, Ананда; иди, если так решил.

 

ЭНОН II

О Ананда! Ты идёшь по пути, с которого не возвращаются. Остановись — и умрёшь. Душа твоя станет добычей Дракона; тело же твоё он пожрёт позднее, чем душу. Извлеки меч, Ананда; возжги факел белого огня. В твоей руке — жизнь, в твоих устах — жизнь, в твоей груди — жизнь, в твоём костре — жизнь. Перед тобой — дорога, Ананда; позади тебя — Пустота. Белый металл, белый металл, закалённый в белом огне, ты — творец врат, через которые течёт река. Взойди к небу, оружие из белого металла; ты рождено в белом огне, и ты уйдёшь в белый огонь. Так говорит свиток: Факел Ночи вспыхнет в своё время. Кто идёт по дороге неба? Идёт ведущий за собой, идут следующие за ним; под ноги им падает жемчуг сияния небес. Голос Небесного Гепарда рушит стены. Никакая твердыня не устоит против блеска его глаз. О Факел Ночи, слышишь ли его голос? Небесный зверь терзает гада Пустоты: таков закон.

 

ЭНОН III

Он живёт в тебе, Ананда, он живёт в тебе, — сияющий змей, подобный молнии. Его чешуя — искры. Он спит, Ананда, ибо тело твоё — его обиталище. Воззри в себя, Факел Ночи; погрузись в небо своей души, где спит, обвивая твоё тело множеством колец, сияющий змей. Рёв крылатого зверя — это зов Великого Рога, имя коего — Наалараан. Небо приближается к земле, когда поёт Великий Рог. Воды каменеют и встают стеною; огонь очага рассыпается искрами пыли; камни сочатся белым соком; солнце становится немым. Великий змей, спящий в белом огне, пробудится по приходе многих. Смотри, Ананда: в теле твоём спит сияющий змей, звено цепи. Великий Рог — сила мира — молчит; имя же его сотрясает горы. О, каменные россыпи, хранящие в себе капли чистоты! Хлынет поток из уст избранников, и оросит вас. Крылатый зверь рушит твердыни: змей в теле его бодрствует. Великий Рог, имеющий голову змеи, сила мира! В тебе пылает белый огонь; ты — в руке восходящего и нисходящего в тишине. Слушай, Ананда, и пусть уста твои пьют небо.

 

ЭНОН IV

Рассвет — твой путь, Ананда. Ты и идущие с тобою — вихрь белого огня, ураган света. Вы есть зубы крылатого зверя: остры и белы; и рык крылатого зверя несётся над вашими головами, не задевая ваших шлемов. Прыжок через пропасть; о ты, Небесный Гепард, крылатый зверь земли: это твой путь. Бездна не страшна для крылатой твари. Он терзает гада бескрылого, живущего в Бездне; сверху, где нет верха, снизу, где нет низа, справа и слева, где нет ни правой, ни левой стороны, спереди и сзади, где нет направлений, — здесь добыча крылатого зверя. Два змея сошлись в битве, их жала переплелись: вот белый, средоточие света, в теле крылатого зверя, и вот змей без вида и плоти, средоточие небытия, в теле Дракона. О слепцы, думающие, что узрели тьму! Тьма полна света; белый океан не имеет берегов. Чем можете вы затмить свет звезды? Огонь сияет и в ночи. Не тьма — обиталище Дракона, но Пустота. Из Бездны произрастает то, чему не место на тверди земли. Огонь же не в силах согреть Бездну, — но в силах заполнить её собою. Куда не может придти свет, туда приходит огонь. О сила небесного водопада! О небесный поток! Смотри, Ананда: вот он, пред тобою; он низвергается языками пламени, подобными рекам; он стирает вершины гор, позволяя солнцу осветить долину. Капли его падают на землю и на камни, омывая и оплодотворяя их. Свет находит свет, ибо свет есть всё, и всё есть белый огонь, душа и плоть Вселенной. Огонь, чистый огонь, пылающий в очаге твоём, Ананда, и в светильнике твоём, и тот, что будет пылать погребальным твоим костром, он — твоё тело, Ананда. Возьми его в руки — и он не обожжёт твоих ладоней. Как огонь может ожечь огонь? Факел Ночи, излей свою душу в большой поток: огонь к огню, свет к свету, силу к силе. В потоке этом дышит, не погибая, тот, кто не ведает различия меж свободою духа и свободою тела. Ты — плоть из огня, Ананда; и идущие с тобою — плоть из огня. Белый металл в ваших руках; белый металл, закалённый в белом огне. Путь примет всякого идущего, — но лишь идущего вперёд. Океан несёт на себе корабли, коим нет числа: но лишь те из них, которые прочны, не гибнут в бурю.

 

ЭНОН V

Извлечённый из недр забвения, раскрывается перед достойными цветок Амра, — око белого огня. Кто знает, как узреть его, тот удостоится этого. Но кто нитью из священного полотнища связан с прочими? Не ты ли это, Факел Ночи? Видишь ли Амру, доступную взору избранных? Белые лепестки прозрачны: только взор знающего задержится на них. Аромат уводит тебя в твердыню света. Свиток говорит: раскрылся цветок Амра, и свет ветра достойных пьёт аромат его.

 

ЭНОН VI

Смотри: слуги Бездны окружили холм. Цитадель избранных возвышается над головой Дракона. Кто не видит третьего символа, над тем не небо, но Бездна. Вырастают дерева неплодоносящие: семя их — слюна гада Бездны; почва произрастания их — его дыхание. Облачись в доспехи, Ананда, и знай: нет никого из людей перед тобою, но лишь небытие, побеждаемое оружием твоим. Ноги твои ступают по камням, и кровоточат. Ветер из Бездны, который есть дыхание бескрылого гада, опаляет лицо твоё и грудь твою: но нет в нём огня, — лишь Пустота, пожирающая плоть. Отдай плоть гаду, Ананда, — ибо не на плечах твоих доспехи, но ты несёшь их в теле своём; и змей сияющий, подобный молнии, спит в тебе, Факел Ночи. Видишь ли три символа, воитель? Первый из них есть сохранение жизни в живущих: никто да не отнимет её и да не испытает желания к сему. Второй из них есть чистота помыслов. Третий из них есть стремление к высшему. Так ты исполняй.

 

ЭНОН VII

Тебе ведомо, Ананда, что есть свет и что есть Пустота. Тебе ведом путь ввысь, и рёв Великого Рога не устрашит тебя. Взойди на спину ветра и воззри на землю с высот неба. Смотри: вот равнина меж гор. Люди, сыны людей, пересекают её. Вот на конях скачущие, у коих одежда из бронзы; у иных из них шлемы покрыты златом; иные из них вращают мечами, от крови алыми; иные же спят или возносят моления, держа в руках копья. Вот на колесницах мчащиеся: колесницы одних косам подобны, коими рассекают живую плоть; колесницы других подобны каменным глыбам, катящимся с гор; колесницы третьих облакам подобны или дыму. Вот на носилках восседающие, коих влекут рабы. Вот идущие пешим шагом: иные из них облачены в богатые одеяния; иные в одеждах из дерева; иные наги. Вот ползущие в пыли, израненные и обессилевшие. Что видишь, Ананда? Вознеси над сынами людей второй символ, — сияние света. В восходящем и нисходящем — суть, и конец, и начало. Исходящее из ока белого огня есть нить жизни, цепь сущих. Жемчужины нанизаны на нить жизни: их нутро сияет. Не злато человеку подобно: жемчуг, жемчуг. Растёт в купели матери, и бывает уродлив и тускл; иной и не был, и не будет в руках человека, а иной найден в купели матери своей, и видят его, и он сияет; как сын человека, он стареет и обращается в прах. Окуни жемчуг в злато — и блеск его угаснет: лишь алый блеск злата сияет тогда. И перл такой столько стоит, сколько стоит злато, его облекшее, и не отличен от прочих подобных. Береги и храни жемчуг, Ананда; цени в нём его блеск, но не то, что затмевает его, будь оно даже ценно весьма и приятно для глаза. То ценно, что не сокрыто и не приукрашено. Белый огонь ясно виден в глубинах свободного перла.

 

ЭНОН VIII

Как Арасатва, хозяин гор, владычествует над пещерами их, так ты, Ананда, владычествуй над домами души своего тела. Глубока тьма, — но не для того ли, чтобы принять в себя свет? Создавший исполнен Мудрости. Всё на месте своём: тьма — со тьмою, свет — со светом. Ты назван Факелом Ночи: обрати свет в свою душу; приди к себе. Чтобы ветер Бездны не угасил твоего света, пусть сияет душа твоя сквозь покров твоего тела. Из тебя приходит ветер Бездны, чтобы угасить внешний свет: такова власть его. Прими в себя огонь, дабы не оставалась в тебе Пустота. За стеною тела горит белый огонь: вот, глина плоти обожжена и тверда, и ветер Бездны не разрушит её, и зубы Дракона не оставят на ней следа, и многие укроются за твоею стеной. Глина не задержит света белого огня; свет белого огня проникает за преграду, оповещая путников об укрытии от ветра, кое сулит стена. Так следуй и так помни.

 

ЭНОН IX

Каков крылатый зверь, парящий над пропастью, таким будь и ты. Трижды по два крыла у тебя, воитель: в день, на заре коего расправишь их, пробудится сияющий змей, подобный молнии, ныне спящий в теле твоём. Сила Адитвы, хозяина огня, потрясающего горы и сотрясающего мир, станет меньше силы света, исходящего от тебя. Пусть сыны людей сбегаются на твой голос, как дикие звери сбегаются на звуки творения Пандара, хозяина лесов, и пусть слушают тебя. Слова твои пусть будут как волны, которые посылает Каратва, хозяин вод. Помни, Ананда, что даже могучие утёсы, исполненные величия, кои служат приметами поколениям кормчих, не в силах противостоять упорным ударам волн. Такими, как эти волны, пусть будут помыслы твои о себе, дела к окружающим тебя и слова к слушающим тебя, к опровергающим тебя и к тем, кого ты не увидишь. Обрати обретённый свет в себя, Факел Ночи: помни, что свет порождает свет. Если не сумеешь светить для себя, то как сумеешь светить для других? Сухая земля неплодородна, и кто бы ни пришёл на неё, — он не обретёт плодов; тот лишь обретёт их, кто оросит землю; оросит её лишь тот, кто черпает из источника; плоды же не будут ядовиты, если источник чист. Ты, берущий влагу из чистого источника, береги её, чтобы никто не смог отравить содержащегося в сосуде твоём, и не смог смешать с пылью, и осквернить не смог, — ибо он сделает это, а ты, и идущие с тобою, и идущие за тобою не узрят здоровых плодов.

 

ЭНОН X

Трудно сокрушить горы, Ананда, — но ещё труднее сравнять песчаные холмы пустыни. Ты видишь, что ветер владеет ими; и они воздвигаются там, где ему угодно. Ноги утопают в волнах земли, и смерть реет над тобою, ибо нет живительной влаги во владениях горячего ветра. Кто идёт в сердце пустыни, не имея с собою воды, тот не вернётся к источнику; тело его станет песком, сухим и бесплодным. Оглянись, воитель: не в пустыне ли ты? Что несёшь с собою: воду ли, или груз сухой пыли? Что ты есть: орошающий — жизнь пустыни, или иссушающий — плоть песчаного холма? Подними глаза: над тобою парит крылатый зверь неба. Войди в сень его крыл — и жар небесного огня не опалит тебя; ветер же, приходящий из сердца пустыни, не иссушит тебя, но наполнит и развернёт крыла твои, что на темени у тебя, и на спине, и на ногах: трижды по два крыла, — парус неутомимых. Помни: ветер Пустоты и ветер белого огня, — оба страшны для не видящего себя и не ведающего пути; поднимут его и бросят о скалы. Благодатен ветер белого огня для видящего себя, но не ведающего пути; ветер же Пустоты поднимет его и бросит о скалы. Тот, кто видит себя и ведает путь, распростёр крыла: и ветер Пустоты, и ветер белого огня, — оба вознесут его к высям; и нет для него ни скал, ни пустыни. Он возложит руку на спину крылатого зверя: так есть воинство белого огня, — искры, жемчуг. Первый символ на оружии вашем: не приходит алый ветер в дома ваши, и чисты они. Россыпь жемчуга в небе: протяни руку. Простор доступен идущему.

 

ЭНОН XI

Ввысь стремящийся обретёт небо; по земле пресмыкающийся познает Пустоту. Нет ничего меж ними, — и сыны людей избирают то или другое. Нельзя пребывать без движения, Ананда, ибо кто не движется, тот не горит, — а не горит одна лишь Пустота, ибо не содержит в себе белого огня. Пылай или угасни, Факел Ночи; пылай или угасни. Огонь породит огонь; благословенный пожар, — белым огнём пылают воды великого океана. Валы огненных волн пожирают прибрежные скалы; звучит глас Великого Рога.

 

ЭНОН XII

Что есть путь восходящего и нисходящего? Ты следуешь этому пути, Факел Ночи: что же он? Он есть путь от себя к себе; нисхождение в пропасть ощущаемого и восхождение к высотам знаемого. Виден свет: зрячий не собьётся с пути. Висячий мост раскачивается: пропасть требует пищи. О ты, воитель света! Есть у тебя крыла, пьющие ветер. Крылатый не станет жертвой, доколе не забудет о крылах своих. Воспари, — но помни о тверди, по коей ступали ноги твои. Был некогда тварью земною и пресмыкался, червю подобно: помни. От огня, и воды, и тверди, и от ветра погибал: помни; пусть останется это с тобою в небесной обители белого огня. Так ты смотри вперёд, и так ты смотри назад через плечо, не останавливаясь в пути.

 

ЭНОН XIII

Так приходишь ты, воитель, — как раскат грома. Так идущие за тобою, — как удары молота, кующего меч. Так слова ваши, — как грохот водопада. Так дела ваши, — как горящие стрелы в ночи, возжигающие огонь. Так мысли ваши, — как молнии, озаряющие небо. Так сила духа вашего, — как щит, отражающий удары. Так помыслы ваши, — как воды чистого источника. Так судьбы ваши, — как полёт крылатого зверя.

 

ЭНОН XIV

Вот город, — твой город, Ананда, воитель. Твердыня, где властелин — пришедший. Видишь ли себя? Не человека ищи, но белый огонь, — ибо плоть стала добычей Дракона. Белый огонь сияет. О Факел Ночи, ты горишь в белом пламени; горишь собою, и горишь в себе и в других: о, кто из пришедших не видит тебя? Отец твой породил тебя плотью из плоти: воспой хвалу ему, ибо окончен путь. Змей сияющий, подобный молнии, пробудился в теле твоём: радуйся, ибо отныне ты непобедим. Видишь ли прочих, которые пришли с тобою? Вот их огонь, — небесный жемчуг, свет начала всего; видишь ли, что и ты таков? Протяни руку идущему; говори с ним; жди, как ждали тебя многие и один. Воспой хвалу крылатому зверю; хвала ведущему, слава пришедшему: окончен путь. Восходя и нисходя в тишине плотью света белого огня, воспой хвалу создавшему: окончен путь.