eosfor.jpg

МИТЭВМА РАНАКЕША

УЧИТЕЛЬ

 

ЭНОН I

Ты, ищущий, — разве ты знаешь, что ты ищешь? Разве ты знаешь, что надлежит искать каждому, и разве ты уверовал в то, что необходимо искать именно это? Да, ты знаешь; но разве ты знаешь о своём знании? Различи себя и ненужное, вредоносное; сделай это, а потом посмотри, осталось ли что-нибудь у тебя. Но разве знаешь ты, что дурно, и разве то доброе, что отыщется в тебе, порадует тебя? Да, ты ничего не имеешь; а если имеешь, то оно владеет тобою, а не ты — им. Есть то, что есть у человека даже тогда, когда у него нет ничего. Им нельзя владеть так, как владеют всяким достоянием, но им можно владеть лишь так, как оно владеет тобою. Оно есть величайшее; но мало знать о нём. Оно владеет тобою; но если ты не владеешь им, то ты пребываешь в поисках. И так бывает, что богатейший не может владеть своим богатством, и гибнет от голода, и не может погибнуть. Ты таков же, ибо ты — ищущий. Всё, что тебя окружает, щедро к тебе, и щедрость его может быть измерена только самим Бытием: иной меры для неё нет. Но разве можешь ты владеть этими даяниями? Нет; и велико твоё счастье, если ты хотя бы знаешь о них. Но тем велико твоё горе, ибо видеть прекраснейшее, принадлежащее тебе, и не мочь владеть им — тяжко; тяжесть эта подобна тяжести довлеющего небытия. Но не отчаивайся, — и тогда эта тяжесть не раздавит тебя. Ты идёшь долго, и не знаешь сам, верную ли избрал дорогу. Могло быть иначе, — но ты оказался дурным водителем для себя; а может быть, ты не можешь ещё идти без провожатого. Дороги прежних жизней были трудны; и разве ты знаешь, преодолел ли ты их препоны? Знание о существующем необходимо тебе. Если ты сам не можешь поведать себе о том, что нечто есть, и каково оно, и что им можно владеть, и что им нужно владеть, и для чего, и как его добыть, и как им владеть, — то что тебе делать с собою? Что тебе делать с собою, если ты не хорош не только для других, но даже для себя? Да, и ты не можешь ничего изменить: горе тебе! И погибнуть тебе легко, — и через это стать ещё дальше от лучшего. Подумай: что тебе делать теперь? Если бы все были таковы, то мир людей не мог бы быть им домом, ибо они не жили бы в нём, и не жили бы вовсе. Есть иные, — знающие, имеющие то, чего нет у тебя. Знающий Истину сберегает и взращивает своё знание не только для себя, но и для многих, и для всех. И знающих может быть много, и может быть мало, или может быть только один такой. Но даже если так, — найди его, тем паче найди. Найди, — ибо если не захочешь найти его, то, значит, ты лгал себе о себе. Ищи, преодолевая препоны, — ведь не отыскать его для тебя значит — погибнуть. Ищи, — и пусть страх не остановит тебя. Нет для тебя ничего важнее: поэтому оставь свои суетные, малосмысленные пристрастия, и ищи. С тобою вместе будет искать весь мир. Ищи — и найдёшь; но распознаешь его лишь тогда, когда действительно поймёшь, что он необходим тебе больше, чем жизнь. Тогда найдёшь его, — ибо необходимость сделает тебя всезрящим, а он неслышимо уху позовёт тебя тогда, когда ты увидишь его.

 

ЭНОН II

Найдя его, подойди, преклони колено и скажи: «Учитель!». Скажи о себе, — кто ты таков и зачем пришёл; и затем спроси его, хочет ли он тебя знать. После собери всё, что знал, и сложи к его ногам, говоря: «Вот то, что не нужно мне больше». Затем попроси его дать тебе то, что тебе необходимо. Знай, что ты нашёл то, драгоценнее чего нет ничего, и ради чего ничего не жалко. Не жалко и себя, — ибо что ты без наилучшего необходимого в тебе! И твой Учитель возвратит тебе тебя для жизни. А ты ничем не сможешь воздать ему, — как потому, что нет достойной платы за его вершение, так и потому, что ему ничего от тебя не нужно. И вот наилучшая плата: содействуй ему в его деле. Этого мало, и оно — как капля против солнца: но большего ты сделать не сможешь; так радуйся же хотя бы этому, — радуйся как бесконечному. И помни, что в сравнении с ним ты не знаешь ничего, — а иначе тебе нечего искать у него. Пусть его наставления о том, что тебе делать, будут для тебя законом столь же обязательным, как дыхание. Он для тебя — больше, чем родитель, а ты ему дороже, чем дитя. Он много больше тебя в том, зачем ты пришёл к нему: поэтому цени его так. Если встанешь за него — не жалей своей жизни, ибо зачем она тебе без него? Если же не встанешь за него, то тогда оставь его и уйди, ибо ты — мертвец, и тебе не место там, где живые вкушают пищу жизни. Учась у него, помни, что сейчас тебе не нужно ничего кроме того, что даёт тебе Учитель. Поэтому понимай, что ты пришёл к нему со всем, что у тебя есть, и он — хозяин всего твоего достояния. Не сожалей об этом, — ибо разве может он сделать с твоим достоянием нечто дурное? Что бы он ни сделал, это будет правильно и хорошо. Разве можно не дать Учителю то, что принадлежит тебе, если ты и себя самого отдал ему? Радуйся, ибо он знает, что лучше.

 

ЭНОН III

Теперь ты живёшь в мире Учителя, и мир этот есть истинный мир. То, что было прежде, было твоим незнанием, и тогда твой мир не имел истинной сути. Ты не знал, что он такое, и что такое ты, и для чего. Теперь ты должен вновь научиться воспринимать, понимать, знать, желать и делать. Что ты знал верно, то познаешь вновь; радуйся этому, — ведь поистине прекрасно вновь и вновь проходить благим путём и знать его вдвое лучше. Что ты видел не верно, то будет исправлено. Чего ты не знал, то узнаешь. Всё, что будет сказано тебе, будет верно; а чего Учитель не знает, того он не скажет. Поэтому доверяй ему больше, чем себе; да и для чего ты пришёл к нему, как не для того, чтобы доверять? И как можешь ты не доверять ему, если ты не знаешь, что есть Истина? Если бы ты мог не доверять ему, ты не пришёл бы, — а потому доверяй или уходи. Не поверив одному его наставлению, ты не веришь всему, что он даёт тебе, и этим лишаешь себя знаний. Знания не бывают раздельными, как доверие не бывает частичным, а Истина — противоречивой. Дорога в истинный мир для тебя проходит только через Учителя, — и потому Учитель для тебя равнозначен всему миру. Цени же его соответствующе, и почитай как подобает. Если его наставления будут противоречить тому, что прежде представлялось тебе верным, — понимай, что так и должно быть. Тогда радуйся тому, что ты поистине учишься и получаешь то, что хотел. Если бы он лишь подтверждал известное тебе, то тебе не нужно было бы учиться. Лишь тогда ты действительно учишься, когда меняешь ошибочное на верное. Если ты делаешь это с радостью, то это значит, что знания для тебя дороже гордыни, проистекающей из заблуждений. У тебя не может быть гордыни против Учителя. Что должно быть охраняемо твоею гордостью, на то он не посягнёт; гордыню же твою разрушит. Знай, что он никогда не унизит тебя и не примет твоего самоунижения. Но будь готов к тому, что и унижение может оказаться не тем, чем ты его полагал. И благое, и дурное может оказаться не тем, чем оно тебе мнилось. Да, тебе будет и трудно, и тяжко, и страшно, и больно, — ибо ты должен будешь измениться. Отыщи же в себе силы для этого, и с благодарностью прими те силы, которые даст тебе Учитель. Он даст тебе силы, — и это будут силы великие; но даст он их тебе лишь тогда, когда ты станешь их достоин. И ты должен будешь понять их раньше, чем получишь, — а иначе ты не получишь их никогда. Ты должен быть достойным для Учителя, как он достоин для мира и Истины. Старайся, как можешь, чтобы быть достойным себя лучшего. Помни, что ты стараешься ради того, что больше и драгоценнее самой жизни. Она — лишь инструмент для познания: вручи же её Учителю, отдай в его владение, как и прочее своё достояние. Слей свою жизнь с жизнью Учителя, — и он отыщет для неё наилучшее.

 

ЭНОН IV

Поистине, ты для своего Учителя — больше, чем его дитя. Он вершит твоё рождение в Духе для Истины, — а это много больше, чем плоть. Ты един с ним более, чем дитя со своим родителем; и он для тебя делает больше, чем родитель плоти, — а ты должен делать для него больше, чем дитя плоти. И через Учителя всякий, подобный тебе, есть твой брат или сестра. Да, подлинный Учитель может быть отцом всех людей, сколько их знает мир, — и больше, чем отцом. Это своё рождение всякий избирает для себя сам. Нерождённый не живёт жизнью мира; помни же, что так всякий не просто избирает себе родителя, но избирает для себя жизнь или длительную смерть. Учитель для тебя — величайший из людей: ты сам делаешь его таким для себя. Он знает Истину, — и потому он велик для мира; но ты можешь не знать его величия. Если так, то и эта истина от тебя сокрыта. И он велик для тебя, — но ты не знаешь этого: так ты не знаешь себя. Когда ты узнаешь и признаешь его величие, тогда узнаешь о себе то, чего не знал прежде, — ибо узнаешь, каково для тебя величие. Тогда он, будучи возведён тобою на престол величия, станет подлинно великим для тебя. Но он так же велик для всех: скажи же им об этом. Всё исполняй по слову Учителя. Он не повелит сделать дурного, и потому ты не опасайся за свою чистоту. Он знает необходимость и смысл говорения и молчания, и всякого дела. И не страшись утратить свободу, — ибо только ты сам можешь принудить себя повиноваться. Если ты действительно узрел и понял в нём своего Учителя, и если осознал, сколь драгоценна Истина, то не убоишься повиновения, и оно будет тебе приятно. Если же с тобою вершится не так, и если ты не хочешь привести свою волю в гармонию с волей Учителя, — тогда уходи. Да, — ибо так ты не сможешь принять от него ничего, и тебе будет плохо подле него. И ты волен не повиноваться, и волен уйти. Но знай, что тобою могут повелевать твои заблуждения, и платою за твоё повиновение им будет зло, боль и горе. Это ли не худшее из рабств? Ты сам обрекаешь себя на него: это ли не горшая из бед? Так понимай же, каков твой Учитель, и кто он для тебя. И пойми, что он таков для всех; и тогда осознай, подле кого ты находишься. Поистине, он — твой спаситель; и для всех прочих — так же. И ему ничего не нужно от тебя, ибо у него есть всё. Твоей благодарностью будет твоё понимание и твоё следование его слову. То, что он велит тебе, — оно не для него, но для его дела. Но оно также и для него, ибо он и его дело нераздельны. Оно также и для тебя, ибо подлинный ученик неразделен со своим Учителем и его делом. Оно также и для всего мира, ибо дело твоего Учителя — для мира. Так, повинуясь Учителю, ты приносишь благо всему миру. Видишь ли ты, как увеличилась твоя мощь? Так происходит потому, что Учитель направляет твоё деяние в должное русло. Не может быть иначе, ведь он — знающий. Твоя свобода соблюдена, а мощь увеличилась через знание и повиновение: только ты властен был привести себя к этому. Быть свободным в благе, когда оно больше не сокрыто от тебя, — это ли не прекрасно? Твой Учитель дал тебе это; помни же, что собою таким ты обязан ему.

 

ЭНОН V

Тебе будет трудно, — ибо истинное ученичество есть путь к тому, что неизмеримо больше, чем простое удовольствие. Учитель будет требовать от тебя следования должному. Мир людей будет требовать от тебя следования общепринятому и привычному. Сам ты, противореча себе, будешь требовать от себя следования тому и другому. Если ты, следуя должному, устоишь против себя, то ничто иное тебя не повергнет. Твой Учитель скажет тебе, что тебя ожидает: верь ему, ибо он испытал больше, чем предстоит испытать тебе. Избирая себе Учителя, ты избираешь не только его учение, но избираешь и своё будущее. Учитель и его учение нераздельны, и, следуя одному, ты следуешь и другому. Чтобы идти по бесконечному пути, иди туда, куда тебя ведут. Помни, что подлинное следование не может быть прервано смертью. И за пределами мира материи следуй своему Учителю; и тогда достигнешь высот, прежде недоступных. Всё происходящее с тобою в смерти понимай как смену одежд; а тело смысла твоего следования остаётся прежним. Если ты действительно хочешь знать, то всё прочее будет для тебя не столь важным. Учитель есть для того, чтобы давать тебе знания. Когда давать их и как — знать только ему. Ты можешь не видеть дел Учителя, и можешь думать, что он не печётся о твоём научении: но ты ошибёшься. Он всегда учит тебя, а как — ему ведомо. Ученичество есть внимание не только речам и письменам: потому внимай всякому делу Учителя, — даже тогда, когда не видишь его перед собою. Внимай молчанию Учителя, — ибо и в нём содержатся знания. Знания Учителя будут твоими; но как и как скоро — решать не тебе. Наставлений не может быть слишком много: Учитель знает, что может человек. Наставлений не может быть слишком мало для того, кто не измышляет себе сроков ученичества. Ему нет сроков, — ведь Истина беспредельна. Твой Учитель покажет тебе её, и не солжёт. Кто ещё мог бы сделать для тебя это? Лишь твой Учитель может совершить подобное, — ибо Истина всесильна. И он способен дать знания всякому и каждому, потому что Истина питает его силы. Он может быть один для всего мира, — и его хватит на весь мир. И если он есть, то это значит, что мир не может существовать без него. Пойми это, — и ты осознаешь, что пред тобою — зиждитель мира, его спаситель и водитель. Воздай же ему должное; и помни: что бы ты ни сделал для него, — ничто не будет чрезмерным. Лишь то будет дурно, что противно его учению. Поэтому прежде, чем сделать что-либо, узнай от Учителя, что дурно, а что — хорошо. И в благе есть предел, за коим начинается зло. Поэтому узнай от Учителя о добре и зле вникновенно, тщательно и досконально. Будь осторожен и руководствуйся наставлениями Учителя, чтобы не совершить зла, полагая, что совершаешь добро, — ибо такое свершение страшно и горько. Поступай верно: для этого у тебя есть Учитель.

 

ЭНОН VI

Если ты жаждешь правильной жизни, то всё, что необходимо для того, чтобы придти к ней, ты обретёшь через своего Учителя. Он даст тебе всё, — кроме того, что в тебе самом даёт тебе желание и волю для вступления на лучший путь. Это есть в тебе, и твой Учитель может показать тебе это; но никто, кроме тебя, не сможет привести твою сущность в полную гармонию с этой её частью. Да, твой Учитель хорош для тебя только тогда, когда ты сам благ для себя. Учись, внимая Учителю; но не будь слеп. Всё, чему ты учишься, пребывает вокруг тебя; и если ты не сможешь видеть этого, то и наставлений Учителя ты не поймёшь верно. Всё даёт знания: черпай же их, опираясь на ту опору, которую обрёл в своём Учителе. Он наставит тебя в ведомом ему, и всё ложное сделается явственным. Он есть тот, кто ведёт тебя по дороге познания, которую ты преодолеваешь сам. Размышляй над его наставлениями, ибо они есть достойная пища для дела тогда лишь, когда они есть пища для мыслей. Старайся понять смысл его деяний; но не будь самонадеянно уверен в своей правоте, — ибо так калечатся крыла искания. Если познанное тобою — истинно, то тогда оно будет соответствовать учению твоего Учителя. Познавай и сам; но только вкупе с познанием через Учителя познание будет наилучшим. Да, поистине, Учитель не сможет помочь тебе, если ты не поможешь ему помочь тебе, и если сам себе не поможешь. Ты и твой Учитель — одно целое и одна частица в великом целом. Будь же един с Учителем, и помни, что из твоей сущности есть ты, а что — он. Найти Учителя Истины — значит обрести необходимое, а это — расцвет счастья. Для того, кто нашёл его, нет больше никаких препятствий на пути, кроме себя самого. Но и дурное в себе поможет преодолеть Учитель. Он един со своим учеником, а значит — он способен помочь частице себя. Он един со всеми, — и потому может помочь всякому, кто того хочет. Поистине, он — для всех. Истина одна, — и потому учащие противоречиво не могут равно учить Истине. И учение об Истине — одно; и лишь знающий и провозглашающий его есть Учитель Истины. Истинное учение об Учителе Истины есть частица истинного учения, как и Учитель Истины есть частица истинного мира. Знай же, что тот, кто возглашает эти слова вкупе с прочими словами истинного учения, и есть Учитель Истины. Я, Ранакеш из Нагара, склоняюсь пред ним, ликуя о том, что удостоился сказать то, что сказал.