eosfor.jpg

К ЖЕЛАЮЩЕМУ ВСТУПИТЬ В УЧЕНИЕ ЕДИНОГО ХРАМА

Атархат — желающему вступить в Учение Единого Храма

 

     Приветствую и желаю блага.

     1. Кто бы ты ни был, где бы ты ни был и когда бы ты ни был, — я говорю с тобою. Моими устами с тобою говорит само Учение, ибо я есть оно. Через меня оно пришло в мир людей, — так, как если бы океан излился через единственный исток, только для него одного и предназначенный Природой. Океан, о котором я говорю, сам и явился истоком для себя. Я говорю вот о чём: Учение не могло бы придти в мир через меня, если бы я не был частью Учения. Нет никого, кто был бы более сведущ в Учении, чем я; все, кто сведущ в нём, получили свои знания от меня. Всё, что есть в Учении, дано ему мною; всякое знание и установление вложил в него я. Сам же я получил всё, что дал Учению, от Эмере, который есть средоточие знаний и Мудрости. Прежде Учение было иным: оно было сокрытым, и было достоянием немногих. Некогда оно приняло меня в себя и приуготовило к тому, что я вершу ныне. Я стал его частью, — и потому способен верно передать его. Всё, что есть во мне, — всё это есть оно, и сам я есть оно. Миру был необходим тот, кто сумел бы принять Учение от Эмере и передать его всем прочим не солгав и не ошибившись. Но кто, кроме самого Учения, сумел бы сделать это? Поэтому оно создало меня таким. Я — таков: а иначе я не мог бы провозглашать Учение. Свои знания и своё право я получил от Эмере, — и я не получил бы их, если бы не был Учением и не умел передать его верно. Эмере — мудрейший, не ведающий ошибок; он усмотрел во мне того, кто есть наилучший для его дела, и сделал меня тем, кто я есть в Учении. Всё это я говорю тебе затем, чтобы ты умел должным образом отнестись к тому, что скажу тебе далее.
     2. Ты желаешь вступить в Учение: это — поистине благое стремление. Ты должен понимать, что хочешь вступить в то, что создал я. Некогда, будучи ещё сокрытым, Учение создало меня таким для того, чтобы я мог вновь создать его, — но создать уже иным. Я есть оно: мною оно вновь создало себя само так, как то надлежало. Я создал его и создаю непрестанно; и никто не знает его лучше, чем я. Я сведущ в том, что ему необходимо, — и потому мои установления есть установления необходимейшие и вернейшие. Тебе же из них сейчас потребно лишь одно, — а именно установление о том, что необходимо для вступления в Учение. Если ты не выполнишь его, в прочих установлениях уже не будет нужды, — ибо зачем установления Учения тому, кто не в Учении? Это установление есть твой первый шаг по пути Учения: не сделаешь первого шага — не сделаешь и остальных. Ты должен понимать, что нет смысла в том, чтобы вступить в Учение и не выполнять его установлений. Ты вступаешь в Учение для того, чтобы познать законы Мироздания и те установления, которые из этих законов проистекают, и чтобы обрести способность эти установления выполнять. Это необходимо для доброй жизни. Ты вступаешь в Учение для того, чтобы познать существующее и должное, и чтобы научиться такой жизни, которая отвечает должному. Для такой жизни и существуют эти установления; и первое из них есть установление о том, что следует сделать для того, чтобы научиться соблюдать остальные. Установление это открою тебе я. Ты же осознай, что в этом ты должен довериться мне. Ведь ты хочешь вступить в то, что создано мною, и хочешь принять то, что сказано мною же. Это я открыл людям содержание Учения; это моим утверждениям ты намерен доверять и моим наставлениям намерен следовать. То, что скажу я о вступлении в Учение, тоже есть часть Учения. Если бы ты поверил тому, что я открываю в Учении, но не поверил тому, что я говорю о вступлении в Учение, это было бы весьма странно и нелепо. Это значило бы, что ты отвергаешь Учение в моём лице, — а ведь если считать несуществующим исток реки, то и самой реки не будет, потому что ей неоткуда будет взяться и нечем пополняться. Желая вступить в Учение, ты тем самым желаешь довериться мне во всём и принять мои установления. Поэтому тебе надлежит безоговорочно принять первое из сказанных установлений, которое есть установление о том, без чего нельзя войти в Учение. Если ты доверяешь мне в том, что Учение — истинно (ибо ты ищешь Истины, а не заблуждений), то ты должен понимать, что я не ошибусь и не солгу также и в том, что скажу о вступлении на истинно верный путь.
     3. Прежде чем открыть сказанное установление, скажу о том, что надлежит тебе осознать прежде чем ты утвердишься в своём намерении вступить в Учение. Вот что это: в Учение вступают для того, чтобы изменить себя и свою жизнь. До Учения ты имел иные взгляды, и жил по ним, и к этому привык. Ты видел себя и мир такими, какими их являли тебе прежние твои взгляды, и привык жить, ставя это себе в основу. Но пойми, что войдя в Учение ты должен будешь отвергнуть и оставить всё это. Ведь Учение — это иные взгляды, и оно иначе представит тебе и мир, и даже тебя самого; и жизнь твоя, и дела твои должны будут стать иными. Нельзя принять новые взгляды и продолжать поступать так, как велели поступать взгляды прежние. Это значило бы, что ты сознательно противишься Истине и должному, — тогда как в Учение вступают для того, чтобы познать Истину и научиться следовать должному. Тогда твоё вступление на путь Учения будет ни чем иным, как обманом себя. Пойми же, что нельзя вступить в Учение и при этом продолжать жить по-прежнему. Учение есть не только познавание, но и деяние; само познавание в нём существует ради деяния и ради него вершится. Учение явит тебе новый мир, для жизни в котором не годятся привычки, стремления и поступки, годные для жизни в мире прежних твоих взглядов. Поэтому пойми вот что: вступая в Учение ты не только обретаешь нечто, но нечто и отвергаешь, утрачиваешь. И если тебе дорог уклад прежней твоей жизни и прежние твои привычки, то тебе нелегко будет отказаться от них. Может быть следование Учению поначалу будет тебе в тягость и даже причинит страдания. Вот о чём подумай: хочешь ли ты утратить мир, в котором живёшь? Много есть людей, желающих получить нечто (а тем паче — Истину), не приложив к тому никаких усилий и не поступившись ничем — даже мелочным и дурным — из того, что они имеют. Не таков ли и ты? Многим то, что не даётся легко, начинает представляться уже не столь желанным, а то и вовсе скверным. Не из таких ли и ты? Ведь отказаться от прежнего и привыкнуть к новому — великий труд. Тебе придётся быть стойким и терпеливым. Может статься, что нечто, представлявшееся тебе благим, для Учения окажется дурным, или же наоборот; и ты должен будешь это принять и этому следовать, даже и через страдания. И принуждать тебя к этому должен будет ни кто иной, как ты сам. Хочешь ли ты этого? Учение есть путь перемен, ведущий от непотребного к должному и от дурного к благому. Хочешь ли ты утратить прежний свой мир и стать иным в мыслях, чувствах и поступках? Кто не хочет этого, тому и Учение не нужно. Вступив на путь перемен, нужно по нему идти: стоять неподвижно невозможно. Вот о чём подумай, прежде чем желать вступить в Учение.
     4. Теперь скажу тебе о первом из необходимых установлений, без соблюдения которого нельзя вступить в Учение. Оно вот каково: полное и безоговорочное доверие Учителю. Без этого нельзя ни вступить в Учение, ни быть в нём. Это — основа основ в принадлежности к Учению. Основа основ самого Учения — учение о единстве всего существующего; но ведь для того, чтобы признать эту основу, нужно поверить Учителю, её провозглашающему. Доверие Учителю есть ступень, ведущая к прочим ступеням: без неё нет и самого пути. Поэтому твой Учитель для тебя равноценен всему Учению; для тебя оно содержится в нём. И доверие Учителю непременно должно быть полным, — ведь если ты допустишь, что он может лгать или ошибаться относительно одной частицы Учения, то это будет значить, что он может лгать обо всём без исключения или во всём заблуждаться. А это будет значить, что Учение не истинно, — ведь он учит тебя тому, что утверждается в Учении. Путь в Учение и путь ко всему, к чему ты можешь придти через Учение, для тебя пролегает через Учителя. Только через него, и никак иначе, можешь ты познать Учение. Говорю и повторяю тебе вновь: нет для тебя ничего важнее доверия Учителю. Он откроет тебе Учение. Если ты выполнишь это первое установление и будешь доверять Учителю так, как надлежит, то всё прочее придёт к тебе через Учителя. Нет тебе нужды ко многому обязывать себя перед вступлением в Учение: довольно будет обязать себя к тому единственному, о чём я говорю. Но при этом понимай, что знания Учитель будет давать тебе ради деяния. Ты будешь доверять ему, а он явит тебе прочие истины и установления; ты же, будучи убеждён в его правоте, должен побуждать себя к исполнению того, необходимость чего он тебе являет. Так вместо того, чтобы обязываться выполнять многие установления, ты обязываешься выполнять лишь одно, — но ведущее к выполнению прочих. Иной станет разбирать их по-отдельности и одно находить лучшим, а другое — худшим; ты же, доверяя Учителю, будешь знать, что всё, что он открывает тебе, — хорошо и необходимо. А если так, то можно ли этого не исполнять? Ведь ты приходишь в Учение для того, чтобы познать мир и научиться должному: а кто пришёл учиться, тот должен доверять своему наставнику.
     5. Учение Единого Храма есть учение гносалетэйическое. Гносалетэйа есть познание Истины: и вот оно каково. Ученик получает от своего Учителя, сведущего в Истине, знания о мире и мирах. Познавая так, он обретает знания, но не обретает опыта. И тогда, уже видя то, что надлежит ему познать через опыт, он вновь проходит путём познания, через опыт подтверждая для себя то, что знает со слов Учителя. Если же опыт являет ему нечто иное, отличное от того, что явил ему Учитель, то он должен осознать, что опыт его неверен; и он должен проходить тем же путём вновь и вновь, — до тех пор, пока не узрит того, что знает со слов Учителя. Это подобно тому, как если бы Учитель точно знал, что в другой комнате находится некий предмет, и сказал бы об этом ученику. Сей последний вошёл бы в сказанную комнату и обнаружил бы там нечто иное. Это значило бы, что чувства его лгут ему, и он не умеет разглядеть подлинной сущности предмета. И вместо того, чтобы усомниться в словах Учителя, ему надлежит учиться видеть мир не таким, каким он ему мнится, но таким, каков он на самом деле. Такова гносалетэйа, которая есть путь двойного познания: через Учителя и через личный опыт. По этому пути ученик приходит к раскрытию знаний, содержащихся в его Духе. Путь этот хорош; но лишь в Учении Единого Храма он действительно ведёт к познанию Истины, — ибо только это учение не имеет в себе заблуждений, обращающих верный путь в ложный. Путь этот есть установление Эмере, который знает, что необходимо; я сам иду по этому пути, а Эмере — мой Учитель. И ты должен будешь идти по этому пути, — ибо иначе нельзя. Ведь учиться приходит к сведущему тот, кто несведущ; он приходит к сведущему для того, чтобы доверять ему. Если некто не доверяет словам Учителя и оспаривает их своим недоверием, то это значит, что он полагает себя более сведущим, чем Учитель, и, значит, ему нечему учиться. Ты не должен быть таким. Нельзя одному верить, а другое отрицать, — ведь Учение целостно, и если отвергнуть одну его частицу, то все прочие его частицы утратят смысл. Пойми вот что: ты учишься потому, что несведущ в Истине и не можешь судить о том, что верно, а что неверно. Ты подобен ребёнку, который не знает ничего, и потому должен верить своему наставнику. Учение есть мир, который тебе неведом: поэтому тебе необходим Учитель и необходимо полное доверие ему.
     6. Из Учителей Учения Единого Храма первый и наиболее сведущий — я; прочие получили свои знания от меня. Я — Учитель всех, кто принадлежит к Учению. И если ты войдёшь в Учение, я буду твоим Учителем. Ведь Учитель наставляет не только в личной беседе, но и через писаное слово. Всё написанное мною для пандэкта есть то, что должно каждым последователем Учения приниматься за непреложную Истину; оно должно быть для него тем, через что он познаёт Учение и что есть указания для его деяния. Но кроме этого у тебя должен быть Учитель, с которым ты мог бы вести беседы, или которого мог бы слушать и внимать его наставлениям вместе с другими учениками. Если сам я не могу быть для тебя таким, то тебе нужен будет другой Учитель, который будет помогать тебе верно понять Учение, открытое людям мною, и помогать тебе жить согласно Учению. Одних писаний — даже моих — недостаточно: необходим живой Учитель, который помогал бы верно понять их и наилучшим образом применить их к жизни. Лишь тогда, когда нет возможности найти такого Учителя, позволительно в своём познании опираться на одни писания. Итак, прежде прочего тебе надлежит найти того, кто будет твоим Учителем в Учении. Таким Учителем может быть только тот, кто получил право быть им от своего Учителя или от того, кто в учительстве выше его Учителя. Я — первый из Учителей; я вижу среди прочих тех, кто способен быть Учителем, и наделяю их этим правом. Они могут наделять этим правом других, если я дал им право даровать другим сан Учителя; и далее — так же. Кто сам облёк себя саном Учителя, тот — лжеучитель, ибо сам он не может судить о том, насколько он сведущ в Учении. Лжеучитель также и тот, чьи наставления противоречат Учению, изложенному мною. Твой Учитель — тот, кто возьмётся учить тебя, будучи облечён саном Учителя так, как я сказал. Более авторитетен для тебя лишь тот, кто в учительстве выше твоего Учителя; а больше всех авторитетен я, — и для тебя, и для всех, кто в Учении.
     7. Итак, осознай всё, что я сказал тебе. Прежде чем желать вступить в Учение, пойми, хочется ли тебе изменить себя, при этом утратив прежний свой мир. Если тебе действительно хочется этого, тогда отыщи того, кто станет твоим Учителем в Учении Единого Храма. Отыскав же его, стань его учеником через полное доверие ему. Вот то, что надлежит тебе сделать для того, чтобы вступить в Учение. Твой Учитель введёт тебя в него подобающим образом тогда, когда сочтёт это позволительным. Прочее ты узнаешь от него и из Писаний Учения. Теперь же скажу тебе вот что. Если ты изберёшь путь Учения, то ты изберёшь наилучший из путей. Я, Атархат, ученик Эмере, Бога Мудрости, получивший от него подлинные знания, свидетельствую, что Учение Единого Храма, основанное мною по его велению, есть истинное учение, ведущее к подлинному благу. В сём учении ты обретёшь подлинные знания о Мироздании и со временем достигнешь наивысшей из возможных ступеней духовного прогресса. Наибольшее и необходимейшее из возможных благ можно принести Мирозданию также только через Учение Единого Храма. Это так; это — Истина. Кто бы ни оспаривал её, она всё равно останется Истиной. Кто бы ни оспаривал истинность Учения Единого Храма, — всё равно оно истинно, и таким пребудет всегда. Я свидетельствую это. Ты же волен в своих поступках; избери тот путь, какой сочтёшь для себя подобающим. 

     Доброго пути.