eosfor.jpg

О ПАНДЭКТЕ

Атархат — своим последователям

 

     Приветствую и желаю блага.

     1. Здесь хочу сказать и разъяснить вам для верного понимания, что такое пандэкт и как следует к нему относиться. Ведь он — часть Учения; а оно едино, и в нём всё необходимо и всё соединено надлежащим образом, и ничего нельзя не только убрать, но даже и просто понять неверно. Неверное понимание есть ошибка, в которой ошибающийся не виноват, — если только ошибка эта не имеет своим истоком леность и нерадение к познанию Истины. Но, хоть он и не виноват, ущерб пониманию наносится подлинный. Это то же самое, как если бы кто-то нечаянно вышиб камень из основания дома. Этот кто-то не повинен ни в каком злом умысле; однако же дом теперь непрочен, если вообще не рухнул. Так и с Учением. Само по себе оно прочно, ибо выстроено из Истины и ею же скреплено, и оно не может рухнуть. Но понимание человека укрепляется постепенно, по мере познания и уяснения основных положений, деталей и аспектов Учения. И если одна деталь, пусть даже малая, в понимании познающего окажется не тем, чем она должна быть, или окажется не на своём месте, то и понимание будет ущербным, и всё его здание будет непрочным, и со временем неизбежно рухнет. А ведь это — не дом, прибежище для плоти, который можно и выстроить заново, а понимание Истины, которая одна и которую не перестроишь по-другому. Поэтому исключительно важно понимать верно даже мелочи. Я скажу даже так: лучше знать меньше, но вернее, чем знать много, но нетвёрдо. Это справедливо в отношении каждой малости. А пандэкт — не малость. Он есть зафиксированное, закреплённое в письменной форме Учение; он есть то, что не может быть оспорено никоим образом. И ещё вот что он такое. Он, по сути, есть я; мой голос и мои слова, сохранённые для вас. Я человек, и однажды я умру тоже. Тогда у вас останется пандэкт, написанный мною, где изложено Учение и где нет ошибок и лжи. Он будет вам основой для жизни и всякого дела; и в нём вы отыщете основания для вершения добра и основания для невершения зла. Для всех вас он будет основой; и даже мудрейшие из Учителей будут учить исходя из того, что изложено в нём. Кратко говоря, пандэкт есть словесное выражение Учения, данное вам мною для знания и для того, чтобы можно было избежать ошибок и изобличить намеренные искажения Учения и лжесвидетельствования о нём. Вот как важен пандэкт. И правильное отношение к нему столь важно, что без такого отношения и само должное следование Учению невозможно.
     2. Итак, пандэкт есть письменная основа Учения. Это значит, что в нём изложено важнейшее из того, что относится к Учению. Каждый сэлис его и каждый логион имеют своей основой Истину; так через пандэкт основой Учения является Истина. Однако же уместить в пандэкт всю Истину, которая равна Мирозданию, не в человеческих силах. Поэтому неправ будет тот, кто подумает, что к изложенному в пандэкте больше нечего прибавить. На самом деле в нём изложены основы, на коих зиждится всё, что возможно для человека увидеть вокруг себя и в себе. Если уподобить Истину древу, то можно сказать, что в пандэкте рассказывается о корнях этого древа, о стволе его, крупнейших ветвях, многих ветвях поменьше, некоторых мелких веточках и некоторых листьях. А остаётся ещё немало ветвей, и вовсе уж бесчисленно малых веточек и листьев, о коих можно было бы сказать. И вот почему о них не сказано. Того, что я знаю и продолжаю узнавать, не уместить в книгу, пишущуюся в течение одной жизни. Но и мои знания не беспредельны. Есть много такого, чего я ещё не знаю; и даже через тысячу веков будет ещё оставаться много такого. Да, это так: ведь Истина беспредельна. Однако же важнейшие основы мне ведомы; их и ещё многое я излагаю в пандэкте. Я заложил фундамент, на котором должно возводиться здание дальнейшего познания для всех, кто в Учении. Тут я повторю вновь, что в пандэкте изложены основы, и основы эти незыблемы. Всё то, что будет изложено отдельно в дальнейшем мною и другими, будет являть собою дополнения к этим основам, — точно так же, как меньшие ветви есть продолжения больших ветвей, из которых они растут и на которых держатся. И дополнения эти не могут противоречить основам, — ведь Истина непротиворечива. Поэтому пандэкт есть эталон для познающего. Пусть каждый из вас поверяет пандэктом своё познание; пусть он определяет, не противоречит ли то, что ему открылось, изложенному в пандэкте. И если противоречит, то это значит, что он ошибся в познании, или же неверно понял открывшееся ему, или же недостаточно глубоко понял пандэкт. Пусть он трудится в своём познании, дабы научиться видеть гармонию существующего. Я же скажу и повторю, что в этой гармонии существует всё, и её можно и нужно познавать и понимать. Много ещё будет познано такого, о чём ничего не сказано в пандэкте, или же сказано мало. Для примера скажу, что каждая из наук имеет столько знаний о своём деле, ей ведомо столько деталей и тонкостей и столько их взаимосвязей, что всего этого никак невозможно изложить в пандэкте, — и не только для всех наук, но даже и для какой-нибудь одной. Так же и с человеком. Невозможно в пандэкте рассказать всё о душах и умах людей, — живших прежде, живущих сейчас и имеющих жить в будущем. Поэтому в отношении знаний как таковых пандэкт не исчерпывающ. Но он исчерпывающ в отношении основ, — основ Истины и самого Учения. В нём изложено то главное, из чего проистекает всё остальное.
     3. Пандэкт написан мною, и никем другим он не мог быть написан. Только я безусловно обережён от ошибок в том, что излагаю в пандэкте. Только я научился тому, чему научился, прямо от Эмере, Бога Мудрости. Только я могу должным образом заложить основу Учению через писания, входящие в пандэкт, и только я имею на это право как наиболее сведущий и как тот, кто предназначался к сему. Это значит, что в пандэкте не может быть текстов, написанных не мною. Никто никогда не сможет прибавить к нему своих писаний, сколь бы хороши и ценны они ни были. Познавать необходимо, и познанное будет излагаться теми, кто сумеет его изложить; но всё это не будет входить в пандэкт, а будет являть собою дополнения к нему. Я и сам излагаю некоторое из познанного мною отдельно, не в пандэкте; на то есть свои причины. Пандэкт составлен из известных книг, включённых в него мною. Никто не имеет права включать в него не только своих писаний, но даже и моих, которые я не включил в него сам. Однако это не значит, что после того, как в пандэкт перестанут добавляться книги, он со временем утратит ценность свою и значимость. Основы неизменны; поэтому он будет одинаково ценен и значим всегда, — вплоть до смертного часа последнего человека. И вот ещё что скажу. Почитайте пандэкт, но не называйте его «Священным Писанием». В Учении нет такого понятия о священном, какое есть в различных религиях; и я добавлю ещё, что сверхъестественного не бывает. Поэтому тот, кто пожелает, может называть пандэкт «Истинным Писанием», или же просто «Писаниями». В пандэкте есть особая сила, о коей скажу ниже; но сила эта не сверхъестественна, и она вторична по отношению к Истине, проявлением которой является. И вы цените и почитайте пандэкт за то, что в нём — Истина, и за то, что он от Эмере и от других богов, и от живших когда-то людей, чьи слова я записал, и за то, что он от меня, и за то, что в нём великие знания, великий труд и великая сила, и за то, что он есть основа для жизни Учения и основа для будущего людей. А о том, как следует выражать своё почитание в обращении с ним, я скажу несколько далее.
     4. Вот какая сила заключена в пандэкте: сила Истины. Ведь Истина несокрушима; и правота, которую даёт следование Истине, несокрушима тоже. На эту силу нет силы. И она порождает неизмеримую мощь в душе того, кто неложно следует Истине. И ум его тоже становится сильнее, ибо в Истине он имеет опору для себя, а в пандэкте — помощь себе в пути познания. Вот сила для души и сила для ума, содержащиеся в пандэкте. Но этого мало. Есть в нём и другая сила, которая тоже проистекает из Истины. Сила эта есть особая энергия, которую я назову энергией Истины. Благая эта сила присутствует везде, где вершится дело Истины, и во всём, через что оно вершится, и во всех, кто его вершит. Я сравню её с незримым сиянием, которое, однако, можно иногда увидеть, а чаще — ощутить. И вот эта сила действует особым образом. К примеру, она может защитить от многого дурного, грозящего человеку из второго мира, или же от злобы и злодейства другого человека, которые он — осознанно или неосознанно — направляет на кого-то через второй мир. Ещё сила эта может исцелить, — если это возможно сделать через энергию. Конечно, не всегда она может защитить или исцелить, ибо от многих обстоятельств зависит, сможет ли она проявиться в конкретном месте и в конкретный час; но это возможно. И если исцеление менее возможно, то защита возможна гораздо более. В сём случае всё по большей части зависит от человека, которому эта защита даётся. Он может и сам помешать защитить его, если, скажем, будет неискренне следовать Истине или делать что-то недостойное. Силой этой обладает каждый сэлис пандэкта, каждая митэвма или иная часть, каждый логион и каждый параграф и предложение. Это значит, что сказанная сила исходит от самой книги, которую можно взять в руки, — от пандэкта в целом, от отдельного тома или отдельного сэлиса, от любой отдельной части. Даже отдельный логион, написанный на чём-либо, имеет некоторую силу, — большую или меньшую, в зависимости от своего содержания. Да, это так. Но не думайте, что сила эта сделает всё необходимое за вас. Помните о ней, но не полагайтесь на неё чрезмерно. На деле всё зависит от человека; она же может лишь несколько помочь. И ощутимую помощь сможет она дать только тому, кто и сам поможет ей своим чистосердечием и неложным следованием благу. Так вершится потому, что и в сём случае нужна гармония, — гармония направленности двух сил: той силы, о которой я здесь говорю, и силы самого человека. Если не будет их содействия, то как сможет получиться и достойный результат? Вот этого не забывайте никогда.
     5. Пандэкт должен быть опорой для ваших умов, для ваших душ и совести. В нём говорится о существующем и о том, как должен жить человек. Это значит, что в нём вы найдёте ответы на многие важнейшие вопросы, в нём отыщете наставления и примеры достойных поступков к разным случаям жизни. И хорошо будет, если каждый из вас будет иметь в своём распоряжении книги пандэкта. Пандэкт — это не то, что можно прочесть единожды, ради того лишь, что писания его интересны. В нём — основа; и основу эту, которая должна быть фундаментом жизни каждого из вас, нужно знать, и знать хорошо. Нет нужды непременно заучивать тексты пандэкта наизусть; но знать то, о чём в нём говорится, необходимо. Поэтому читайте его и перечитывайте многократно и постоянно; лишним такое чтение не будет, если оно добровольно. В пандэкте вы найдёте то, что подлинно важно для вашей жизни. Пусть он будет для вас тем, чем обозначен должный путь. И пусть каждому из вас в понимании пандэкта помогает его Учитель; и пусть Учитель помогает в правильном приложении к жизни того, что сказано в пандэкте. А в нём нет лжи и заблуждений, но только Истина и правдивые рассказы о том, что было с другими. И вы обратите свои взоры на судьбы тех, кто был до вас; недаром о многих из них рассказано в пандэкте. Всё это для вас. Пусть они будут вам примерами достойной жизни и достойных дел. Наставления же пусть будут руководством в жизни и в поступках. Я скажу, чем по сути должен быть для вас пандэкт. Он должен быть для ваших душ и умов тем же, чем является пища для ваших тел. И эту пищу душ и умов вкушайте постоянно, и из неё черпайте силы. Понятия ваши о существующем и вершащемся должны основываться на том, что говорится в пандэкте; равно и понятия о человеке. Пусть каждый из вас по пандэкту и по словам своего Учителя учится тому, каким надлежит быть лично ему. И пусть пандэкт будет для вас мерой правды. Если кто-то говорит что-то, что противоречит пандэкту, то это значит, что он заблуждается или намеренно лжёт. Истина изложена в пандэкте ясно и определённо; и ничто, что противоречит этому, быть Истиной не может. Настоящий Учитель не может в своих наставлениях и поступках идти против Истины. Поэтому пандэкт должен быть для вас ещё и мерилом подлинности наставников. Если наставник хочет опровергнуть нечто из того, что сказано в пандэкте, то знайте, что наставник этот — не от Учения, и верить ему не следует. Могут найтись и самозванцы, под видом Учения учащие чему-то своему: таких вы отличайте от подлинных Учителей через сравнение их наставлений со сказанным в пандэкте. Пусть оный будет для вас образцом, эталоном Истины, — ведь в нём мои слова, а меня наставляет Эмере, Бог Мудрости.
     6. Учитесь истинному и должному по пандэкту; так я всегда буду Учителем каждого из вас, и так у каждого из вас будет два Учителя: тот, который наставляет лично, и я. Если же который-нибудь из вас почему-либо не будет иметь Учителя, то до того времени, пока он его обретёт, Учителем его буду только я, через пандэкт. Также хорошо и безусловно необходимо будет для вас читать кроме пандэкта ещё и другие верные и толковые писания об Учении. Ведь в пандэкте сказано не всё. Но в нём изложены важнейшие основы, и прочее непременно должно им соответствовать. Здесь повторю ещё раз: поверяйте пандэктом знания и свою жизнь. Учитесь по нему сами и учите своих детей. Но не принуждайте их не глядеть ни на что другое, кроме него. Помните, что человек избирает себе путь сам, по достижении должного возраста, который есть двадцать один год. Однако поскольку нельзя оставлять ребёнка без должного воспитания и научения о мире и жизни, то учите детей по пандэкту, прямо и не прямо, смотря по возрасту их и соображению. По вхождении же в сказанные лета пусть дети ваши сравнивают то, что узнали они из Учения, с тем, что узнали они откуда-либо ещё, и пусть сами решают, что признать им Истиной. Ещё скажу вот что. Зная, что из различных Писаний только наш пандэкт содержит в себе Истину и доверяя только ему, всё же не относитесь презрительно к чужим Писаниям. Хотя они и не истинны, они достойны уважения. Да, ведь они — опора для человеческих душ, умов и жизней. Знайте и не бойтесь утверждать, что Истина — в пандэкте «Эрма»; но остерегайтесь оскорбить чужие Писания, — которые, к тому же, могут содержать в себе крупицы Истины. Умейте различать, где заканчивается обычное отрицание истинности и критика и начинается оскорбительное поношение. Уважайте чужие Писания, при этом неуклонно следуя Писаниям нашим. Никого не принуждайте читать пандэкт, тем паче — признавать его Истинным Писанием. Помните, что Истина не носит с собой плети. Кто ценит пандэкт, тот будет читать его с наслаждением; кто не ценит его и не признаёт поместилищем Истины, тот волен в своих мнениях так же, как и любой из вас. Опора, которая навязана силой, это уже не опора, но оковы, и добра из сего не будет. Хорошо предложить кому-то прочесть пандэкт или что-либо из него; но навязывать нельзя. И нельзя с пренебрежением относиться к тому, кто не читал пандэкта или не верит ему. Кто из вас позволит себе такое отношение, о том я скажу, что он сам ничего в пандэкте не понял, и позорится по своей глупости.
     7. Теперь скажу о том, как выражать своё почитание пандэкта. Начало этого — в обращении с самою книгой, в которой содержится пандэкт, сиречь какая-нибудь его часть. С книгой следует обращаться осторожно, бережно и аккуратно, не рвать её и не портить никак иначе. Не следует небрежно швырять её, стучать по ней и на неё опираться. Не следует использовать её как подставку для сторонних предметов, — исключая разве тот случай, когда на ней в одной стопе лежат другие книги, хотя бы даже и не относящиеся к Учению. Не следует пачкать её, — исключая лишь необходимые пометки на страницах; но даже и от пометок таких лучше воздерживаться, кроме особо необходимых случаев. Держать книгу в руках следует уважительно, избегая небрежности; нужно сознавать, что в руках твоих не что-нибудь, а поместилище Истины. Так же почтительно нужно обращаться с пандэктом и тогда, когда он не в бумажной книге, а в чём-либо другом. Если даёшь книгу в руки тому, кто может быть небрежен с нею, то попроси его обращаться с нею уважительно и аккуратно, либо же не давай её ему, если видишь, что даёшь на поношение. Если видишь, что кто-то поносным образом обращается с нашей книгой, находящейся в его владении, постарайся убедить его об ином, уважительном обращении. И с любым предметом, на котором начертано что-либо из пандэкта, обращайтесь уважительно. Далее вот что. Изречения и цитаты из пандэкта не употребляйте попусту, тем паче — в целях дурных или неприличных. Праздная болтовня или злобные, грубые речи, непотребные и сами по себе, пусть не содержат в себе частиц пандэкта, ибо это есть безусловный знак неуважения. И не говорите о пандэкте в небрежном тоне; равно и о любой его части. Если же это делает кто-то другой, кто не в Учении, или если он оскорбительно хулит пандэкт, или употребляет цитаты из него попусту или с грубостью, или же использует их для насмешек и непотребных шуток, то, если есть такая возможность, следует попросить его этого не делать. Сами же помните, что шутка не оскорбляет пандэкта, если в ней нет грубости, глупости и непристойности. А особо остерегайтесь искажений. Цитаты из пандэкта следует употреблять не только уважительно, уместно и с толком, но и точно. Поэтому во избежание ошибок заглядывайте в книгу и берите цитаты прямо оттуда, не особо полагаясь на память, — разве только будете совершенно убеждены, что помните точно, или же книги под рукой не окажется, или по иной уважительной причине. Что же до самих цитат, то разумное их употребление весьма хорошо, и всегда на пользу. А если кто-то из вас при цитировании, будучи неуверен в своей памяти, мог свериться с книгой, но поленился, то я скажу, что он пренебрежительно отнёсся к Истине. Цитаты из пандэкта позволительно наносить на некоторые предметы, — но только при явной необходимости; и это не должно служить злу, неприличию, похвальбе или пустым затеям. Цитаты можно также брать себе в качестве девизов; но в сём случае носитель девиза не должен позорить его или допускать, чтобы он обратился в ложь.
     8. Вот, я несколько разъяснил вам, что такое пандэкт и как надлежит к нему относиться и обращаться с ним. Всё, что я сказал здесь, есть часть Учения, — и вы отнеситесь к этому соответственно. Конечно, сказано здесь не всё: многое ещё можно добавить. Но важнейшее я изложил; прочее во многом зависит от обстоятельств, кои во всём их разнообразии предвидеть невозможно. И я хочу, чтобы вы, мои последователи, поняли сказанное мною и держались означенных правил. Я хочу этого потому, что это необходимо. Будь иначе, я не стал бы обращаться к вам через вот это послание. В жизни важно всё; на одном человеческом вздохе может держаться вся Вселенная. Кто не понимает этого, тот пусть поторопится понять. Путь слагается не столько из расстояний, сколько из шагов идущего. И уметь правильно взять в руки должную книгу есть шаг немаловажный. Это есть штрих в образе человека из Учения. А один неверный штрих может испортить прекрасную картину, и приятное лицо может превратить в уродливое. Так в отношении не только пандэкта, но вообще всего. Помните это и остерегайтесь одним небрежным движением превратить должное в непотребное. Я говорю вам: радейте о чистоте каждого своего шага, даже и малого. О пандэкте же скажу так: будьте достойны того поместилища Истины, которое держите в своих руках.

     Доброго пути.