otkrovenie_hermesa.jpg

МИТЭВМА ИАНИ

РАССКАЗЫ О ДАРЕТХАТЕ

 

ЭНОН I

Иани собрал правдивые рассказы о делах Даретхата и записал их. Пусть они будут назиданием для идущих тем же путем. Жизнь мудрого блюдёт жизни прочих. Он был верен и не совершил ни одного порочного деяния, и потому не только дела его есть назидание во благо, но и он сам. Он родился в царстве Парам, в селении. Жил, как жили все, пока не повстречался с Учителем. В тот день жизнь его стала подобна дереву, до половины росшему как обычно, а с половины росшему золотом. Он был таким учеником, каким быть подобает.

ЭНОН II

Учитель умер, и ученики стали его хоронить. Было их трое — Даретхат и двое других. Двое сказали: «Нужно воздать Учителю почести. Следует найти хорошее место, вырыть могилу, обложить её изнутри гладкими камнями, положить в неё Учителя, сверху соорудить из камней курган высотою в рост человека, и у этого кургана оплакивать его три дня». Даретхат сказал: «Послушайте меня. Не воздавайте Учителю почестей вовсе. Найдём место, какое попадётся, зароем его там, поверх положим такой же камень, как у прочих, и не будем сидеть подле него три дня». Они сказали: «Ты не ученик, а шакал. Убирайся, а не то прогоним пинками». Он сказал: «Труп Учителя — не Учитель. И надгробье его, и почести, и он сам — это его ученики. Вы погребёте его учение вместе с ним, а я возьму его с собой. Я уйду, а вы останетесь, — но на деле я останусь, а вы уйдёте». Он ушёл, а они сделали то, что хотели. И вышло так, как он предрёк: он остался верным, а они в своё время предпочли учению прежнюю жизнь.

 

ЭНОН III

Однажды Даретхат увидел, как один человек бьёт другого палкой. Он отнял у обидчика палку и отогнал его. Потом спросил битого: «Как вышло, что он тебя бил?». Тот ответил: «Мы давно враждуем. Сегодня он подстерёг меня и напал внезапно». Даретхат спросил: «Если ты завтра подстережёшь его, то будешь ли бить его так, как он бил тебя?». Тот ответил: «Буду». Тогда Даретхат подозвал обидчика и вернул ему палку. И сказал ему: «Продолжай своё дело, словно бы меня и не было», и ушёл от них.

 

ЭНОН IV

Однажды некий человек поносил Даретхата, называя его глупцом. Даретхат сказал: «Если я глуп, то ты умён. Будь же моим Учителем: научи мудрости». И он стал повсюду следовать за своим обидчиком, всякую минуту кланялся ему и восхищался каждым его словом. Если слышал, как кто-нибудь спрашивает о чём-то, то всегда говорил: «Спросите такого-то». Перед всеми всячески его превозносил и перед его домом пел хвалебные песни. И прилюдно приносил ему дары — то дохлую собаку, то гнилые плоды, то вонючие отрепья, то помои в горшке. При этом говорил: «Не взыщи, Учитель: дарю по своему глупому разумению». Прилюдно задавал ему вопросы, на которые тот не мог ответить. Так и до соседних селений дошла молва о великом мудреце. Люди приходили посмотреть на него. Потом говорили: «Возомнил себя мудрецом, а сам не лучше других». Стали смеяться над ним, и стали в подражание Даретхату сносить к его дому всякий сор и падаль, и сливать помои. И над ним самим насмехались; осмеивали всякое его слово, даже умное, и ни в чём не давали ему веры. И ему не стало жизни. Тогда он стал умолять Даретхата о прощении. Даретхат простил его и сказал: «Вперёд не поноси других, если сам их не лучше».

 

ЭНОН V

Даретхат узнал, что жена его блудит с его другом. Он пошёл к другу и благодарил его за то, что тот помог ему лучше узнать жену. В благодарность за это он подарил другу козла. Потом благодарил жену за то, что она помогла ему лучше узнать друга. В благодарность за это он подарил ей другого козла. Потом прогнал жену, а от друга отрёкся.

 

ЭНОН VI

Однажды Даретхат сказал: «Уйду из селения». Родичи говорили ему, чтобы не уходил. Он спрашивал их: «Для чего я вам и для чего вы мне? Хоть я люблю вас, а вы — меня, всё же ни вам во мне, ни мне в вас нет ни пользы, ни удовольствия». Они говорили: «Живи с нами и будь добрым родичем, — в том и польза, и радость». Он отвечал: «Добрый родич тот, кто делает родичам добро. Я учил бы вас доброму, — да вы не хотите. Кузнец не может лепить горшки, а ткач — ковать. У всякого — своё дело; и у меня — своё: да вам оно без надобности. Что я могу, того вы не хотите, а чего вы хотите, то не моё дело. Вот я вам и ни к чему. А от вас мне ничего не нужно, ибо я стократ богаче вас. Так что же нам друг в друге? А добрые отношения — не нитка: если я отойду — не порвутся». И он ушёл.

 

ЭНОН VII

В пути Даретхат почувствовал жажду. Он поискал и нашёл озерцо в два шага шириной. Возле того озерца случился некий человек, который напился раньше Даретхата. Когда же он увидел Даретхата, то помочился в озерцо, засмеялся и сказал: «Пей». Тогда Даретхат бросил в воду бывшее при нём серебро. И тот человек забрался в озерцо и стал доставать его. И Даретхат сказал: «Вот я за малую плату узнал низость человека».

 

ЭНОН VIII

В пути Даретхат встретил некоего человека, который сказал, что ищет счастья. Даретхат сказал ему: «Я покажу тебе счастье». Они пришли к реке, и Даретхат омылся, поел, напился, посмотрел вокруг и прошёл туда и сюда. Потом он связал того человека, завязал ему рот и глаза и оставил так на три дня. Потом он развязал его. Тот огляделся по сторонам, напился, поел, прошёл из стороны в сторону и омылся. Потом сказал: «Теперь знаю то, чего не знал прежде». Даретхат сказал: «Когда имеешь счастье, тогда не видишь его. Счастье нашёл тот, кто его себе вернул». И тот человек возвратился в свой дом.

 

ЭНОН IX

Некий человек просил Даретхата быть его Учителем. Он говорил: «Хочу иметь мудрость». Даретхат спросил: «Зачем тебе мудрость?». Он ответил: «Мудрость — великая драгоценность; кто не захочет быть мудрым?». Даретхат сказал: «Что же мне с этого?». Он ответил: «Заплачу тебе из своего имущества: а оно немалое». Даретхат сказал: «Видно, ты думаешь потом торговать мудростью. Мне не такая плата нужна. Вот тебе загадка: если я дам мудрость тебе, то получат её другие; если ты дашь плату мне, то получат её другие. Если разгадаешь, возьму тебя в ученики». Тот долго думал, а потом сказал: «Не могу разгадать, ибо я ещё не мудр и ум мой скуден». Даретхат сказал: «Не ум твой скуден, а совесть». И прогнал его от себя. Потом сказал: «Что толку рассказывать глухому о музыке?». А смысл загадки Даретхата таков: дающий даёт ради блага других, берущий берёт ради блага других.

 

ЭНОН X

Некий человек просил Даретхата быть его Учителем. Даретхат сказал: «Может быть, мне придётся учить тебя десять лет, а может, и двадцать». Тот ответил: «Я согласен: учи». Тогда Даретхат сказал: «Донеси меня на себе до места, где мы заночуем». Тот взял его на спину и понёс. Наутро Даретхат сказал: «Неси меня дальше». На следующее утро он сказал то же. В полдень тот человек сказал: «Дальше не понесу: ты можешь идти и сам». Тогда Даретхат сказал: «Ты и трёх дней не поносил Учителя на себе, а хочешь, чтобы он обременил себя тобой на двадцать лет. Ты и трёх дней не поболел ради Учителя телом, а хочешь, чтобы он болел за тебя душой двадцать лет». И прогнал его от себя.

 

ЭНОН XI

В пути Даретхат встретил человека с копьём. Человек этот сказал, грозя копьём: «Отдай мне всё, что имеешь; и одежду снимай». Даретхат ответил: «Забирай всё; и меня самого забирай, — я тебе пригожусь. Я пойду с тобой и всё понесу с собой, а одежду — на себе». Тот изумился и спросил: «Кто ты будешь?». Даретхат ответил: «Я Даретхат из Сурма». Тогда тот человек склонился перед ним и сказал: «Я не знал, что ты — Даретхат. Чем мне искупить свою вину перед тобой?». Даретхат ответил: «Перестань разбойничать». Тот сказал: «Этого не сделаю». Тогда Даретхат свою одежду и прочее, что имел, положил к его ногам, а сам пошёл дальше.

 

ЭНОН XII

Однажды Даретхат пришёл в некое селение. Там его узнали и оказали ему подобающее почтение. В том селении умирали два старца — богатый и бедный. Богатый прислал за Даретхатом слугу, и тот сказал: «Мой господин зовёт тебя к себе. Он желает завещать тебе всё, что имеет, ибо знает, что никто не распорядится его достоянием лучше, чем ты». Бедный в то же время прислал за Даретхатом своего соседа, и тот сказал: «Мой сосед просит тебя придти к нему. Он хочет вкусить Истины, прежде чем умрёт». Даретхат пошёл к бедному. Слуга богатого сказал: «Оставь его. Он не жилец; зачем тебе такой ученик? Пойдём скорее, пока мой господин не умер». Даретхат ответил: «Я не хожу без Истины, а Истина не ходит за выгодой». Он пришёл к бедному и стал говорить с ним. Богатый умер через день на другой, а бедный — на восьмой день. Даретхат оставался при нём неотлучно до самой его смерти, а потом пошёл своей дорогой.

 

ЭНОН XIII

Даретхат пришёл в столицу, сел на улице и ел лепёшку. Знатный человек, увидев его на своей дороге, закричал: «Прочь!». Он ответил: «Не смей гнать царя». Тот удивился и спросил: «Разве ты царь?». Даретхат ответил: «Царь». Тогда тот человек велел своим слугам схватить его; и его доставили к царю на потеху. Царь сказал ему: «Не может быть в царстве двух царей». Он ответил: «Так и не два: я один и есть». Царь спросил: «Как же так?». Даретхат ответил: «Ты властен над всеми, а над собою — нет. Ты — невольник своего сана; а я свободен и властен над собой. Стало быть, я больше царь, чем ты; а если двух царей быть не может, то, значит, подлинный царь я». Царь засмеялся и сказал: «Уступи же своё царство мне». Даретхат сказал: «Царства не уступлю, а вот царствование — пожалуй». Тут царь понял, что перед ним мудрец, и просил его быть советником; и Даретхат согласился. А о царе с тех пор стали говорить, что у него даже и царство не своё, а дарёное.

 

ЭНОН XIV

Даретхат давал царю много добрых советов, но царь не желал им внять. Один из вельмож насмехался над Даретхатом, говоря: «Хорош советник!». Тогда Даретхат стал насмехаться над ним, говоря: «Экое брюхо наел!». Тот обиделся и закричал: «Вон чем попрекаешь; так ты же завидуешь моему богатству!». Даретхат сказал: «Вот в чём, оказывается, мера знатности. Кто знатнее, тот богаче; кто богаче, тот больше ест; кто больше ест, тот больше гадит. Выходит, кто больше гадит, тот и знатнее». Потом он сказал: «Я не могу попрекнуть тебя обжорством, а ты попрекаешь меня тем, что мне не удалось сделать доброе дело. Вот тебе-то никогда не удостоиться подобных попрёков».

 

ЭНОН XV

Однажды царь спросил Даретхата: «Богатство — это добро или зло?». Даретхат ответил: «Ни то, ни другое. Доброго человека оно не испортит, а дурного не исправит».

 

ЭНОН XVI

Однажды царь спросил Даретхата: «Кто счастливее — глупый или мудрый?». Даретхат ответил: «Глупый не знает подлинного счастья, и потому он счастлив тем, что есть; мудрый знает подлинное счастье, и потому он тоже счастлив тем, что есть». Потом он сказал: «Счастлив тот, кто имеет другом мудреца, а несчастен тот, кто имеет правителем глупца». Царь спросил, нахмурясь: «Так я — глупец?». Даретхат ответил: «Ты близок к счастью».

 

ЭНОН XVII

Однажды некий вельможа, которого царь недолюбливал, оказал ему важную услугу. Царь же не наградил его. Тогда Даретхат, одевшись в рубище, стал ходить по городу и просить подаяния. Люди удивлялись, а он говорил: «Прошу не для себя лишь, но и для царя. Он обеднел ещё хуже меня: он не имеет даже рубища. Он сидит дома голый, стыдясь показаться, а я прошу для себя и для него». Царь узнал об этом деле и, не желая срама, наградил того человека, и много подарков роздал народу.

 

ЭНОН XVIII

В один из дней Даретхату довелось услышать особенно много лести, обращённой к царю. Тогда он отошёл в угол залы и там испражнился при всех. Потом сел над своими испражнениями и стал вдыхать вонь. Царь рассердился и закричал на него. Он же, указывая на льстецов, ответил: «Сейчас я скромнее их и счастливее тебя».

 

ЭНОН XIX

Даретхат собрался оставить царя и уйти. Царь сказал ему: «Не уходи: ты мне нужен». Он ответил: «Так пойдём со мной». Царь сказал: «Разве могу я пойти с тобой?». Даретхат сказал: «Если тебе нужно что-нибудь из того, что есть у меня, — иди за мной; а мне не нужно ничего из того, что есть у тебя». Сказал так и ушёл.

 

ЭНОН XX

Некий глупец напросился к Даретхату в ученики. Даретхат сказал ему: «Что ж, садись: я буду тебя учить». Тот сел; и Даретхат сел перед ним, и весь день просидел молча и не шевелясь. Вечером тот спросил: «Где же наставления?». Даретхат ответил: «Лучшее, чему я могу научить тебя, — это молчать и ничего не делать, чтобы ты не мог никому причинить вреда».

 

ЭНОН XXI

Однажды Даретхат пришёл в большое селение. Его пустили на ночлег бедные люди. Наутро к Даретхату пришёл слуга тамошнего богача и сказал ему: «Мой господин хочет у тебя учиться и зовёт тебя к себе. Ты будешь жить у него в довольстве и учить его. Вот, он прислал тебе свёрток дорогой ткани, чтобы ты сделал себе одежду и оделся поприличнее, прежде чем войдёшь в его дом». Даретхат же взял собаку и завернул её в эту ткань. Потом дал её слуге и сказал: «Отнеси своему господину. Он даже и не заметит, что это не я».

 

ЭНОН XXII

Однажды Даретхат остановился в доме некоего человека. Тот сказал ему: «Хочу быть твоим учеником». Потом сказал: «Прими в дар мой дом, и скот, и всё, что у меня есть». Даретхат сказал: «Мудрость нельзя ни купить, ни выменять». Тот сказал: «Я не подкупаю тебя. Мудрости у меня нет; я не знаю, каково подлинное благо. Поэтому от того, что я имею, нет проку. Если не хочешь принять моих даров, я всё оставлю здесь, а сам пойду за тобой. Когда буду знать, на что доброе пригодно достояние человека, тогда и буду наживать его заново». Даретхат сказал: «Мудрость — к мудрости». Человек тот стал верным его учеником.

 

ЭНОН XXIII

Один из учеников спросил Даретхата: «Каким должен быть добрый ученик?». Даретхат ответил: «Таким, чтобы его глаза были глазами Учителя, а глаза Учителя — его глазами. Таким, чтобы даже дыхание Учителя не пропадало напрасно. Таким, чтобы Учитель рад был жить ради него. Таким, чтобы понятия «Учитель», «жизнь» и «мир» были для него одним и тем же. Таким, чтобы следовать Учителю и после своей смерти».

 

ЭНОН XXIV

В конце жизни у Даретхата было девять учеников. Умирая, он призвал к себе троих лучших и говорил с ними. Дав наставления, он сказал им: «Кого не уличила в неверности моя жизнь, того уличит моя смерть». И он велел им поступить известным образом. Когда он умер, люди стали говорить его ученикам: «Не совестно ли вам? Или ваш Учитель не заслужил оплакивания и тризны?». Тогда шестеро учеников, собравшись вокруг его тела, стали оплакивать его, крича и разрывая на себе одежды. Видя это, те трое привели собак, которых тайно натаскали, усадили их кругом и велели выть. Потом бросили им сырое мясо, и собаки стали жадно пожирать его. Увидев это, двое из шестерых оскорбились и ушли, а четверо устыдились своего поступка. Так осталось семеро верных. Даретхат сказал однажды: «Жизнь Учителя и его смерть учат одному и тому же».